Экобумага на основе пшеничной соломы от Вуди Харрельсона спасет леса от уничтожения

Экобумага на основе пшеничной соломы от Вуди Харрельсона спасет леса от уничтожения

Вуди Харрельсон – известный актер, появившийся в кино и на телевидении в множестве ролей, начиная от бармена Вуди в сериале «Чирс» (Cheers) в 80-е годы, и заканчивая Хэймичем Эбернети в прошлогодних «Голодных играх». На протяжении этого пути было ещё множество вех, включая две номинации на «Оскар».

Вуди Харрельсон также известен как ярый защитник окружающей среды, особенно, когда дело касается лесов. Оставив в прошлом своё амплуа политического активиста, в настоящий момент он вышел далеко за рамки протестного формата в пользу проекта, призванного сместить аппетиты общества в бумажной продукции с лесных массивов на гораздо менее востребованный продукт: сельскохозяйственные отходы.

Насколько это актуально? Согласно данным от компании Canopy, занимающейся популяризацией сохранения лесов, нетронутые лесные массивы поглощают почти пятую часть углекислого газа, производимого сжиганием различных видов топлива.

Когда мы вырубаем деревья, мы не только уменьшаем размеры одного из самых эффективных механизмов утилизации углекислого газа на планете, но и разом выпускаем десятки, если не сотни, лет хранимый углекислый газ на свободу. В глобальном масштабе, 71% сырья для бумаги в мире добывается из разнообразных лесных массивов. Подсчитано, что для одного выпуска «Нью-Йорк Таймс Сандэй» (NY Times Sunday) требуется 63 тысячи деревьев.

Экобумага на основе пшеничной соломы от Вуди Харрельсона спасет леса от уничтожения

RP Siegel поговорил с Вуди в преддверии  появления и распространения в США бумаги Step Forward производства компании Prairie Pulp & Paper, в которой Вуди является сооснователем. Эта бумага на 80% состоит из пшеничной соломы, взамен обычной древесной массы, и, таким образом, оказывает наименьшее воздействие на окружающую среду из всех представленных на рынке.

Что побудило Вас заняться этим проектом?

Вуди Харрельсон: За леса я переживаю уже давно. К примеру, в 1996 году я участвовал в демонстрациях на мосту Золотые Ворота против вырубки деревьев красных пород в Северной Калифорнии (на этой демонстрации Вуди был арестован), а ещё раньше, в 1992, я участвовал в протестных акциях против передачи 6 миллионов акров девственных лесов в Монтане под лесозаготовки. Меня очень сильно это задевало. Я связался с друзьями из Гринписа и мы начали работать над тем, как это можно остановить. Но в процессе этого я понял, что даже когда получается спасти тот или иной лес от вырубки, вырубать начинают где-то ещё.

Поэтому следует обратиться к тому, как производится бумага. Из того количества деревьев, что ежегодно вырубаются в мире – от трех до шести миллиардов – половина используется для производства бумаги. Таким образом, смена подхода в производстве бумаги сильно бы изменила эту картину. Именно этого мы и достигли. Теперь у нас есть бумага, на 80% состоящая из пшеничной соломы, и в плане экологичности эта бумага лучше, чем любая другая из существующих сегодня.

Планируете ли Вы увеличивать объемы производства, по мере роста спроса?

Вуди Харрельсон: Да, мы думаем наращивать обороты естественным путем. Объемы этой индустрии огромны, мировой спрос составляет 400 миллионов тонн в год, и это число в ближайшие пятнадцать лет удвоится. Таким образом, нагрузка на леса просто чудовищна.

НОРВЕГИЯ ПЕРВАЯ СТРАНА В МИРЕ ЗАПРЕТИВШАЯ ВЫРУБКУ ЛЕСОВ

В наших планах – запустить первую в Северной Америке бумажную фабрику, не использующую древесную массу, уже в ближайшие 3-5 лет. Это будет экофабрика вне системы, вся бумага будет на 100% из недревесного сырья, полностью из сельскохозяйственных отходов – из того, что остается у фермерских хозяйств. Цена будет сравнима с ценой обычной бумаги или даже ниже ее. Вот тогда революция в этой области перейдет на качественно новый уровень.

А что насчет другой бумажной продукции, к примеру, газет, салфеток, и тому подобное?

Вуди Харрельсон: Мы обязательно придем к этому, но конкретно сейчас мы делаем акцент на офисную бумагу.

Так же хочу добавить, что коробки, в которые запаковывается наша бумага, также сделаны из сельскохозяйственных отходов. Так что, рано или поздно, мы начнем продвигать множество других видов бумажной продукции.

А откуда сейчас берется ваша бумага?

Вуди Харрельсон: Мы делаем ее в Индии. Мы сумели найти фабрику, которая способна производить бумагу, не используя хлор, из сельскохозяйственного сырья, которое отвечает нашим требованиям. Нас это устраивает, пока мы не развернем собственное производство здесь.

Создание такой фабрики перенесет ваше производство из-за рубежа, а значит, существенно увеличит ваш экологический след?

Вуди Харрельсон: На нашем сайте любой желающий может найти отчет по заказанному нами анализу жизненного цикла всех процессов компании. Даже с поставками за рубеж, наши показатели по парниковым выбросам и экологическому следу в целом ниже, чем у всех остальных производителей бумаги в Северной Америке на сегодняшний день.

ИНДИЕЦ ДЖАДАВ ПАЙЕНГ ЗА 40 ЛЕТ ПРЕВРАТИЛ ПУСТЫНЮ В ЗАПОВЕДНЫЙ ЛЕС

Как только мы запустим промышленное производство бумаги, не содержащей древесины, на возобновляемых источниках энергии здесь, мы зададим новые стандарты экологичности бумажной продукции.